К НЫНЕШНЕМУ СОСТОЯНИЮ РОССИИ

Александр Солженицын.

06-12-96

The KOI-7 version of this text was originally published in the Express-Chronicle weekly. Electronic version of that newspaper is maintained on Russia-On-Line server in Moscow.

Какою сейчас из Европы видится Россия? Напряженное внимание западных наблюдателей чаше приковано не к существенным характеристикам ее общего состояния и процессов, идущих в ней, а к сиюминутным событиям: о к думским выборам, то президентским, то перемещениям в верхах, увольнению Лебедя, то к операции на сердце президента. И так -- теряется широкий и глубокий обзор, понимание происшедшего в России и происходящего.

Сколько могу судить, на Западе распространено уверенное мнение, что за последние годы в России установилась, хоть и при опасной слабости государственного управления, но несомненная демократия, а в экономической области проведены полезнейшие реформы в сторону свободного рынка, которому теперь и открыты пути.

Однако и то, и другое ошибочно.

То, что называют сегодняшней "российской демократией" -- маскировка совсем другого образа правления. Если иметь в виду гласность -- то есть свободу прессы на высказывания (тоже в сегодняшней России в значительной мере мнимую, ибо газеты обставлены, со стороны своих финансовых содержателей, загородкой строгих табу по существенным вопросам жизни, а в регионах -- часто испытывают прямое давление губернских властей), то она -- лишь инструмент демократии, а не сама демократия. Демократия, в неоспоримом смысле слова, -- это народовластие, то есть такой строй, когда народ реально распоряжается течением своей повседневной жизни и может влиять на ход своей исторической судьбы. Так вот, ничего похожего сейчас в России нет.

В октябре 1993 по всей стране были упразднены, хотя и декоративные при власти прежней компартии, -- "советы народных депутатов". С тех пор, вот уже четвертый год, при сплоченном сопротивлении президентского аппарата, правительства, Государственной Думы, вождей политических партий и большинства губернаторов -- не допущено создание органов местного самоуправления и прежде всего перегорожена возможность всякой финансовой базы для него. На низшем уровне -- в населенных пунктах, волостях и районах -- органы самоуправления отсутствуют полностью, все решает районный администратор из правительственной вертикали. На уровне регионов существуют региональные законодательные собрания, но послушные губернаторам, хотя бы потому, что они на зарплате от губернской исполнительной Власти. И нет законных путей, которыми народ мог бы получить местное самоуправление; его предстоит добыть через общественную борьбу. Реально существует только правительственная вертикаль - от президента и правительства вниз (губернаторы лишь недавно стали избираться, еще пока далеко не все, а то были -- назначаемые президентом), еще сдублированная второй вертикалью -- назначенных "представителей президента" (соглядатаев) в каждом регионе. Государственная Дума, согласно поспешно (и недостоверно) принятой Конституции 1993 года, -- подавлена президентской властью, имеет весьма стесненные права, да к тому, при худо устроенной системе выборов, в большой части своей содержит случайных лиц, даже и не персонально избранных. И предыдущая Дума (выборы 1993), и нынешняя (выборы 1995) поражают низким уровнем многих депутатов.

При такой конструкции власти важнейшими для судьбы страны становятся президентские выборы, раз в 4 года. Но выборы 1996 не были и быть не могли ответственными и взвешенными. Нависание "коммунистической тучи" -- неужели вернутся к власти коммунисты? -- сковало народный выбор. И ельцинская сторона педалировала эту угрозу, выставляя себя как единственное спасение страны. (Впрочем, коммунисты и сами опасались прийти к власти, не видя выхода из общего кризиса.) Само собой, были использованы, по худшим образцам, дорогостоящие избирательные аттракционы -- притом, очевидно, за счет казны. В этой обстановке не было никаких предвыборных дискуссий или избирательных речей по существу, никто не обсуждал никаких ошибок, промахов, пороков предыдущего 5-летнего президентского правления. Никто не обсуждал кандидатских программ -- да они и представлены были лукаво: лишь дней за 10 до выборов, содержали по 100 -- 120 страниц расплывчатого текста -- и у избирателей не было никакой возможности получить их на руки, прочесть, вникнуть, задать вопросы и услышать ответы. Все до одного каналы центрального телевидения пристрастно и настойчиво вели всеобразную агитацию в пользу действующего главы государства, и не было возможности возразить. (После многочисленных приглашений так называемого "независимого" телевидения, НТВ, я дал им 10 минутное интервью, где высказал, что обе состязательные стороны тянут за собой тяжелые преступления против интересов народа -- кто на глубину 70 лет, кто на 5 лет, -- и призвал избирателей использовать возможность голосовать против обоих, что привело бы к отсрочке выборов и новым кандидатам. Но НТВ не выдержало нарушения табу, изрезало мою передачу до двух рваных минут, до бессвязной неузнаваемости, потери смысла.)

Таким образом президент пришел к власти вторично, не подвергшись ответственности за все пороки предыдущего 5-летнего правления, -- с полной свободой продолжать и модифицировать и в новом 4-летии, делать крепче методы зажима.

Созданная, так система центральной власти -- настолько же бесконтрольна, безответственна перед общественностью и безнаказанна, какой была и коммунистическая власть, и даже при самом большом желании не может быть названа демократией. Все важные мотивы, решения, намерения и действия власти', а также персональные перемещения совершаются для масс в полной темноте, а прорезаются в свет уже готовые результаты; при персональных перестановках - невыразительные формулировки: "согласно поданному рапорту", "в связи с переходом на другую работу" (часто не указываемую) -- и никогда, даже при явной вине этого лица, никакого гласного объяснения. Спустя некоторое время это же лицо, так же вкрадчиво, может получить даже и более ответственный пост. Моральный императив власти: "своих не выдаем и вины их не открываем". Так из ловких представителей все тех же бывших верхнего и среднего эшелонов коммунистической власти и из молниеносно обогатившихся мошенническими путями скоробогатов создалась устойчивая и замкнутая олигархия из 150-200 человек, управляющая судьбами страны. Таково точное название нынешнего российского государственного строя. Это -- не выросшее из корней государственное дерево, а насильственно воткнутая сухая палка или, теперь уже, железный стержень. Членов этой олигархии объединяет жажда власти и корыстные расчеты -- никаких высоких целей служения Отечеству и народу они не проявляют.

Можно было бы сказать, что за все десять лет суетливых преобразований (середина 80-х -- середина 90-х голов) наша власть не сделала ни одного шага, отмеченного талантом. Но хуже того: за это десятилетие наши правящие круги проявили себя в нравственном отношении нисколько не доброкачественнее, чем прежние коммунистические. За это время Россия измучена преступлениями, грабежами национального достояния в миллиарды и миллиарды долларов -- и не последовало ни одного весомого разоблачения и ни одного гласного суда. Властные лица могут совершать тяжелейшие ошибки или прямые преступления, ведущие к разорению страны, миллионов жителей или гибели тысяч, -- и они ни за что не несут наказания: следственно-судебная система оказывается обрезанной в своих действиях и возможностях.

Вместе с тем при игрушечном Конституционном суде и самом вялом контроле со стороны Государственной Думы (многие члены которой тоже заняты лишь собственным благополучием) -- нарастают и нарастают вокруг президента дюжина "Советов" (начиная с пресловутого "Совета безопасности") и "Комиссий" (со мгновенно растущим штатом), никакой Конституцией не предусмотренные, а тем временем дублирующие действия правительства, его министерских отраслей, создающие безответственное и уже хаотическое многовластие. Давно ли казалось нам, что не может существовать более бессмысленной и грузной бюрократии, чем была в коммунистическом аппарате? Но за последние 10 лет бюрократия увеличилась вдвое и втрое -- и вся она кормится за счет нищающего народа. В результате мы получили государственную власть, бессильную для действенного управления страной, но очень цепкую, чтобы держаться за свои захваченные преимущества.

А в народе, лишенном законного местного самоуправления и всякой гарантии и зашиты своих прав, тысячи и тысячи самых инициативных и талантливых людей не могут найти применения своим творческим силам, повсюду натыкаются на каменную стену бюрократии. При какой демократии могло бы покойно дремать правительство, под которым по всей стране, массово, по полгода не выплачивается законная зарплата? В последнее время в разных местах возникает идея "комитетов спасения" -- самовольных местных органов, дублируюших власть, -- для отстаивания своей гибнущей жизни. В иных странах нынешней ситуации было бы достаточно для крупного социального взрыва, -- в России после 70-летнего обескровления, селективного уничтожения всех активных протестующих элементов, а теперь и 10-летнего ввержения в массовую нищету, с убылью русского населения по миллиону в год -- на такой взрыв не осталось сил, он не воспоследует.

Гораздо больше известно на Запале об экономическом состоянии России и, не всегда адекватно, о так называемых "экономических реформах" -- сперва горбачевских, 1987-1990 годов, потом ельцинских 1992-1995. Горбачев, шумно возгласивший лозунг "перестройки", -- вероятно, более всего был занят плавным переводом партийных кадров в новые экономические условия, затем и спасением капиталов КПСС. Он не сделал никаких шагов для рождения мелкого и среднего частного производства -- тем не менее расстроил, разрушил всю систему вертикальных и горизонтальных связей в прежней коммунистической экономике, которая худо-бедно, но все же работала. Так он открыл дорогу для экономического хаоса в России, далее успешно развитого "реформой" Гайдара и "приватизацией" Чубайса.

Я беру слово "реформа" в кавычки по той причине, что истинная реформа есть совокупная, согласованная система многих конструктивных мероприятий, ведущих к намеченной единой цели. Не случайно такая программа никогда, начиная с 1992 года, не была в России обнародована. Причина очень простая: ее у правительства просто нет. Вся непродуманная и головокружительно начатая "реформа" состояла из двух отдельных акций, не согласованных даже и друг с другом, не говоря уже об экономической пользе для страны.

Одна -- это гайдаровское, 1992, "освобождение цен" при отсутствии в стране какой-либо конкурентной среды, то есть для наследованных от коммунизма монопольных производителей во всех отраслях -- открытие возможности безграничного вздутия цен на продукцию, вместе с тем и понижая объем производства, расходы на него. Такая "реформа" стала быстро разрушать производство, а для огромной части населения сделала потребительские товары и многие продукты питания -- недоступными.

Другая -- это оголтелая приватизация, "какой по темпам не видел мир" (выражение Чубайса). Первый этап ее, для обмана населения и прикрытия дальнейших целей, состоял из "приватизации по ваучерам", когда от государства каждому гражданину раздавался платежный документ на его, якобы, "долю" во всем сконцентрированном при коммунистах национальном достоянии. Практически и полная сумма всех ваучеров была лишь малая дробь от одного процента этого достояния, а процедура реализации проведена так, что население оказалось обманутым даже и в этом объеме. Второй этап -- безудержная распродажа, если не сказать почти бесплатная раздача (порой и за сотую долю одного процента реальной стоимости) множества государственных -- и гигантских -предприятий в руки частных лиц, большей частью ищущих легкой наживы и не имеющих ни опыта производства, ни желания развивать его. (Мэр Москвы Лужков назвал чубайсовскую приватизацию "крупнейшей катастрофой в мировой истории".) Поразительный, пример, когда государство отдало национальное достояние мутным частным персонам, не получив себе никакого заметного дохода.

Здесь -- главная причина нынешней -- и перспективно затяжной -- финансовой немощи российской государственной власти. К этой причине добавляются по меньшей мере еще две. Первая: бесконтрольные по стране личные возможности (или даже официальные льготы) для крупнейшего воровства, так что ежегодно не менее 25 миллиардов долларов от наворованного или беззаконно нажитого утекает за границу на личные счета добытчиков. Вторая: некомпетентное вмешательство Международного валютного фонда в созданный российский экономический хаос и безвольное, безголовое следование российских властей его категорическим рекомендациям -- как, например: отмена жизненно полезных для России таможенных налогов на экспорт энергоресурсов - взамен за обещание получить потом долю этого убытка взаймы от МВФ! Весь процесс выглядит так, как если был включен гигантский насос, непоправимо отсасывающий из России ее природные богатства, капиталы и мозги.

Весь этот экономический хаос в стране урезается никогда никем не пресекаемой крупной мафиозной деятельностью, все ограбляющей страну и накапливающей новые огромные капиталы. Разрыв в имуществе между богатым классом и большинством обнищавшего населения сегодня у нас выражается такой пропорцией, какой нет нигде на Западе и никогда не было в дореволюционной России.

Но более того: эти капиталы, так легко доставшиеся грабителям (столь доступной наживе не было прецедентов в истории Запада), ищут -- и находят -- действенные пути сращения с государственной властью, тому уже есть примеры, даже на высоком уровне, а на среднем коррумпированность нашего аппарата -- неуследима и превосходит западные представления о ней. Такое сращение новых мощных криминальных капиталов с властью -- окончательно закроет доступ возникновению в России свободной рыночной экономики и конкуренции. Она не начиналась -- и, при таком ходе дел, не начнется. Замкнутая олигархическая государственная система дополнилась экономическим диктатом крупного капитала.

Выпукло проявилось нынешнее состояние России в чеченской бойне. Она, конечно, связана с органическими своеобразными пороками нынешней российской власти и наглядно демонстрирует их.

Осенью 1991 года, когда Дудаев декларировал независимость Чечни, -центральная власть суетливо объявила чрезвычайное положение и Чечне, но в три дня его и отменила - и уже решительно ничего не предпринимала затем три года. Невиданная картина: часть государства, имеющая свою сильную армию и крупные вооружения, тяжелое и легкое (все это было беспечно оставлено ей Центром же), объявила независимость; в ней начались массовые ограбления не чеченского населения (его было тогда до полумиллиона), вышвыривание из квартир, даже прямо из окон многоэтажек, выживание из Чечни, убийства, похищения женщин, изнасилования, -- центральная власть не проявляла себя в защиту потерпевших никак -- все три года! Никакой слепотой или бессердечностью центральной власти это невозможно объяснить. Объяснение может найтись в том, что некоторые крупные и влиятельные лица были заинтересованы в негласной дележке с Дудаевым доходов от нефти, приходящей из Тюмени на грозненский нефтеперерабатывающий завод, а дальше исчезающей в большой доле. Разладился ли этот тайный контакт? -- с такой же необъяснимостью, как три года не предпринималось никаких действий,-- в декабре 1994 года сразу были начаты военные. И, опять характерно для нынешней власти: начата война и поведена дальше генеральски бездарно, с огромными потерями не столько для противника, сколько для собственных неопытных призывников и для смешанного чеченско-русского населения Грозного и других мест. Огромными потерями и разорением к лету 95-го федеральные войска все же заняли большую часть Чечни. Но тут произошел террористический акт в Буденновске, -- и новая загадка; московская власть капитулировала не только перед теми террористами, но и перед воюющей чеченской стороной: прекратила все военные действия и дала чеченским боевикам без боя вернуть себе все утерянные местностью. Тут начались две новых комедии при продолжающихся боях и перестрелках: комедия "выборов" во власть завгаевских функционеров и комедия строительного "восстановления" Чечни -- прямо на театре военных действий и в ходе непрерывных боев! Глупость? Нет, верный расчет: посылаемые миллиарды расходятся по частным карманам, а непостроенные дома списываются на новые разрушения. Окостенев в своих мыслях и действиях наше правительство показало свою тупиковую неспособность выйти из тех военных действий. Но появился свежий человек, генерал Лебедь, полностью чуждый нынешней олигархии и ее порокам. Он имел мужество и энергию признать уже свершившееся: проигрыш российскими властями этой военной кампании -- и вывел Россию из войны. (В благодарность тут же был и отставлен.) Так выход совершился? Нет. Верхушка российской власти по-прежнему коснеет в своей затверженной идее: готова пожертвовать и своими завгаевскими ставленниками, и пусть Чечня получит любые льготы, пусть живет за счет остальной России -- только бы числилась в ее составе! Но это -- упущено и невозможно. Разоренная Чечня сперва, конечно, примет от разоренной же России все репарации, для этого выждет время, -- а после того неотвратимо отделится: чечены именно за это и воевали.

Весь разрушительный ход событий в России за последние десять лет произошел от того, что власти, бездарно заимствуя посторонние образцы, полностью пренебрегли как самодеятельностью народа, так и его менталитетом и всеми многовековыми духовными и общественными традициями России. Только освобождение этих путей может вывести страну из нынешнего предгибельного состояния.


| Comments | Add/Update URL | Questions ??? |


Impressions of Russia and the Former USSR. < Rus sia>