Русский язык.

В незапамятные времена, много тысяч лет тому назад, жил в Средней Азии арийский народ, воспоминания о котором сохранились лишь в немногих преданиях на языке древних индусов, называемом ныне «санскритским.» Быстрое размножение и иные причины, о которых мы можем только догадываться, приводили время от времени к тому, что часть этого народа-прародителя подымалась огромными ордами и, покидая родину, перекочевывала на новые места. Так заселены были постепенно Индия, Персия и вся Европа народами родственного происхождения, говорившими первоначально на одном общем языке, о котором мы можем судить по ближайшему к нему языку- «санскритскому.» Лишь постепенно, благодаря различным историческим судьбам индоевропейских народов, язык этот разбился на ряд наречий, развившихся в современные языки: индусский, персидский, греческий, латинский, немецкий, литовский, языки романские (французский, испанский и др.) и славянские (польский, русский и др.). Последними арийцами, пришедшими из Средней Азии в Европу, были славяне, осевшие по среднему и нижнему течениям Дуная, а впоследствии расселившиеся в областях рек Вислы, Эльбы, Западной Двины, Днестра, Буга и Днепра. Здесь различие климатических и исторических условий существования способствовало разделению славян на обособленные племена, а общего языка их - на разные наречия, все более и более отдалявшиеся одно от другого. В настоящее время различают две крупные группы славянских наречий: юго-восточную и западную.

К юго-восточной группе относятся: 1. Наречие болгарское (старо-болгарское или церковно-славянское, и ново-болгарское); 2. наречия сербские «и 3. наречия русского языка (великорусское, малорусское и белорусское).

К группе западной принадлежат: 1. Наречия чешские, 2. наречие польское, 3. наречия лужицкие и 4. наречие полабское (ныне вполне вымершее).

Название «русский» язык наш получил с тех пор, как наши предки, славяне, жившие по реке Днепру, объединились в одно государство по имени «Русь» (в Х веке). Вскоре же после этого русскому языку суждено было испытать на себе в течение нескольких веков значительное влияние более старого и развитого по сравнению с ним языка греческого. Приняв христианскую веру, а вместе с нею и первые начатки образования из Греции (Византии), Русь надолго подпадает под умственное и нравственное влияние греческого просвещения, греческого языка. Священное Писание, богослужебные книги, творения Святых Отцов и многие другие сочинения греческой письменности-в переводе на древне-болгарский язык (ныне называемый «церковно-славянским»)- были первыми книгами на Руси и положили начало отделению языка книжного от языка народного (древне-русского). Правда, родственный древне-русскому языку, язык древне-болгарский весьма мало еще отличался от него и был вполне понятен нашим предкам, но уже первые переводы с греческого языка на славянский внесли в последний массу греческих слов и оборотов. И дальнейшее развитие русской письменности в первые века по принятии христианства происходило под все возраставшим влиянием греческого языка, способствовавшим быстрому развитию и совершенствованию языка русского. В то же время близость языка церковнославянского (книжного) к народному (разговорному) и преимущественно церковный характер всего древне-русского просвещения способствовали обоюдному влиянию языков книжного и разговорного друг на друга, перенося много слов и оборотов из одного в другой и обратно. Попутно, под влиянием разных местных условий русская речь разнообразилась и изменялась, образуя некоторые местные наречия /говоры/: киевское, новгородское, владимирское, московское.

Одновременно с греческим языком оказывали свое влияние на русский язык, обогащая его новыми словами, а иногда и выражениями, языки тех восточных /монгольского происхождения/ народов, с которыми постоянно сталкивалась древняя Русь. Особенное значение в этом отношении имело продолжительное татарское иго.

Под этими влияниями развивался язык русский до XVI-го века, когда начали оказывать на него свое сильное влияние языки польский и латинский. В это время Юго-Западная Русь подчинилась владычеству литовцев и поляков, и в ней была введена- усилиями римско-католического духовенства-уния, то-есть нечто среднее между русско-греческим православием и католичеством, при чем языком богослужебным и церковных книг становился язык латинский. Влияние польско-латинской образованности, сосредоточившись сначала на юге России, в особенности в Киеве, проникло затем и на север, в Москву. В основанной здесь Славяно-греко-латинской академии было много учителей киевлян, получивших свое образование в католических училищах Польши и Западной Европы, и вышедшие из нее писатели внесли в книжный русский язык много польских и латинских слов и оборотов.

Наконец, последний могучий толчок развитию русского языка дали великие преобразования Петра 1-го, положив начало благотворному влиянию на русскую речь языков западно-европейских: немецкого, французского, английского и других. «Прорубив окно в Европу»-по образному выражению великого поэта Пушкина-Петр позаботился о том, чтобы через него вольным потоком лилось к нам европейское просвещение. Усиленно насаждал у нас Петр европейские науки, искусства, ремесла. И не только всех важнейших сторон нашей жизни коснулись преобразования того времени, но и самую внешность нашу должны мы были изменить по европейскому образцу. При этом наша речь, естественно, обогатилась многими иностранными словами и выражениями: голландские, немецкие, французские и английские слова и обороты буквально наводнили русский язык. Это было, однако, лишь началом. С тех пор Россия все более и более приобщалась к западно-европейской культуре, входя в оживленные сношения с просвещеннейшими государствами Европы и постоянно жадно заимствуя из этого богатейшего источника новые мысли и слова.

Но, развиваясь под столь разнообразными и сильными влияниями иных языков, русский язык не утратил в то же время своей самостоятельности и индивидуальности, то-есть своего особого облика, отличающего его от всех других языков, не утратил своих особых, только ему присущих качеств. Как ни много заимствовал русский язык из других языков, он всегда творчески перерабатывал заимствованное, приспособляя его к своим особенностям и к требованиям русской жизни. И в результате получилось, что многое из заимствованного было затем отброшено, как непригодное; многое приняло вид, совершенно неузнаваемый. Такие заимствования и такую творческую переработку заимствованного, свойственные всем живым языкам, продолжает русский язык и поныне, успев создать литературу, занявшую почетное место среди литератур передовых европейских народов.

Мы проследили, таким образом, историю развития литературного языка русского, языка верхних, наиболее образованных слоев русского народа. Язык народных масс, живущих значительно более бедной умственной жизнью, далеко, конечно, не так совершенен, не так богат, выразителен и гибок, как литературный. К тому же, как мы говорили выше, единый некогда русский язык, под влиянием разных местных условий, разбился мало-по-малу на местные говоры. Мало отличаясь первое время одно от другого, наречия эти постепенно все более и более обособлялись, приобретая все новые и новые отличия. Особенно резко стали различаться наречие киевское, или южно-русское и наречие новгородско-московское, или северно-русское. Важнейшими причинами этого были покорение Юго-Западной Руси поляками и литовцами и возникновение московского государства, сыгравшие особенно важную роль в дальнейшем обособлении и самостоятельном развитии южно-русского и северно-русского наречий. И вот, из северно-русского наречия образовалось в течение веков современное велико-русское наречие, послужившее, в свою очередь, основой литературному языку русскому; из южно-русского наречия развилось современное малорусское, а соединение свойств ведико-русского, малорусского и польского языков привело в так называемых западных губерниях дореволюционной России к образованию бело-русского наречия.

В каком же отношении стоят друг к другу литературный русский язык и язык народный? Как ни далеко, казалось бы, отстоят друг от друга литературная речь и речь народная,-их все же нельзя отделить одну от другой без огромного вреда для обеих. Та и другая-лишь различные части единого живого целого-русского языка. Как нельзя раз 'единить цветущий куст с той почвой, на которой он растет и от которой берет главные соки свои, так точно нельзя раз 'единить и литературную речь с языком народным, в котором она черпает всю силу свою и главные достоинства. Русские писатели всегда ревностно черпали и продолжают черпать ив сокровищницы народной русской речи. В свою очередь, и литературная речь оказывает свое благотворное влияние на народный язык, обогащая его постоянно новым запасом мыслей-слов, мыслей-оборотов.

Теперь же, когда русской народной жизни предстоят преобразования огромной важности, когда русскому народу предстоит получить долгожданное всеобщее образование, когда, таким образом, русской мысли, русскому слову открывается необходимость и возможность небывалой еще творческой работы, можно по праву ожидать в будущем нового могучего расцвета русского языка и русской литературы.

--George Z. Patrick